Фонтанка.ру: Печатница-трансгендер победила систему

10.04.2019

Фонтанка.ру: Немецкое предприятие руководствовалось перечнем тяжелых и вредных профессий, запрещенных для женщин. Уволенная обратилась в суд и спустя два года неожиданно выиграла его — и около 2 миллионов рублей компенсации неполученной зарплаты в придачу… 

Но созданный прецедент поможет защитить права не только трансгендерных, но и обычных женщин. Абсурдность профессиональных ограничений своим примером в разговоре с «Фонтанкой» доказывают дальнобойщица и женщина – капитан речного судна.

Трансгендерная петербурженка два года боролась в суде против дискриминации на работе и была известна в СМИ под измененным именем Анастасии Васильевой. Районный и городской суды отказали в иске, апелляция тоже была отклонена. А вот президиум горсуда отменил решение суда первой инстанции. Спустя два года Фрунзенский районный суд со второй попытки встал на ее сторону, присудив 1,85 млн рублей компенсации за вынужденный прогул.

Избавиться от сотрудника, которого с 2005 года на производстве знали как мужчину, а в 2017-м увидели паспорт с пометкой «жен.» в графе «пол», решили на основании постановления правительства от 2000 года. Документ запрещает брать женщин на 456 видов работ. Тем, у кого в паспорте указано «жен.», нельзя в числе прочего валить лес, кантовать бочки с рыбой вручную, водить аэросани, изготавливать костяной уголь, отжимать йод, водить автомобили грузоподъемностью свыше 2,5 тонн и обтесывать камни. Есть в перечне и подпункт «Цехи глубокой печати». В самом конце документа есть уточнение: работодатель может использовать женский труд на всех перечисленных выше работах, если создаст безопасные условия, а рабочее место пройдет аттестацию и получит положительное заключение государственной экспертизы условий труда и регионального госсанэпиднадзора. Понятно, что желающих так заморочиться мало.

…в 2017 году жительница Самары Светлана Медведева доказала, что отказ Самарского речного пассажирского предприятия принять ее на работу капитаном речного судна – дискриминация по признаку пола. На судебные разбирательства ушло пять лет. Сначала все инстанции Медведевой отказали, и тогда ее представитель обратился в комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин. Комитет в 2015 году опубликовал свое мнение относительно действующего в России списка профессий, порекомендовав применять его только для охраны материнства. В июле 2017 года Верховный суд отправил дело Медведевой на пересмотр, и Самарский районный суд признал факт дискриминации, но заставлять предприятие трудоустроить истицу не стал – Светлана Медведева к тому времени уже нашла другую работу.

Верховный суд России в 2016 году издал обзор практики, где сослался на мнение антидискриминационного комитета ООН.

Эти два документа и стали основанием для победы трансгендерной петербурженки в тяжбе с немецкой компанией. Дело в том, что, вынося решение в первый раз, суд не принял во внимание мнение комитета ООН и обзор практики Верховного суда.

«Моя доверительница физиологически не может родить ребенка, поэтому к ней нельзя относить требования постановления 2000 года, – говорит Оленичев. – Мы обратились с кассацией в президиум горсуда в декабре 2018 года. И президиум отменил принятое решение. В январе прошла судмедэкспертиза, которая установила, что Анастасия Васильева может по состоянию здоровья выполнять работу печатницы. Кстати, в медицинских критериях, по которым проходит экспертиза, нет ни слова о способности к деторождению. С ее результатами, мнением комиссии ООН и обзором практики Верховного суда мы вернулись в районный суд, и он вынес решение в пользу моей доверительницы».

Но праздновать победу не спешат – мотивировочная часть решения суда будет опубликована только в середине мая, после чего ответчик оспорит решение. Но и уже достигнутое – большой шаг в защите прав женщин, считает Оленичев.

«Фонтанка» связалась со Светланой Медведевой, которая в настоящее время работает капитаном-механиком катера на нефтеперерабатывающем заводе.

«Проблем с трудоустройством у меня не было, – говорит Светлана. – Следовать постановлению 2000 года или нет – на усмотрение работодателя. Просто один идет на уступки и создает безопасные условия труда, другой не может или не хочет. Моральные и временные затраты на иск не окупились совершенно. Юридическую помощь мне оказывал бесплатно АДЦ «Мемориал». Было бы неэтично предъявлять иск о компенсации Самарскому речному пассажирскому предприятию, так как они в силу обстоятельств не могли меня взять на работу. Компенсацию должно было бы выплатить мне государство, но в заключении ООН не говорилось о компенсации. Постановление как существовало, так и существует. Но, даже зная, что так будет, я в любом случае взялась бы за эти судебные тяжбы. Во-первых, в будущем это поможет кому-то еще, как помогло петербурженке. А во-вторых, я бы, наверное, не смогла устроиться на свою нынешнюю работу. Работодателю проще где-то закрыть глаза и согласиться со мной. Потому что все знают, что дело может дойти до суда».

Полностью читайте статью на Фонтанке

Все отчеты Все публикации