Дорога через мост в поселок Казас. Фото: Нэлли Токмагашева

Кузбасс: коренные народы под угрозой исчезновения

09.08.2019
this post is also available in: Английский

26 ноября 2013 года в поселке Казас Мысковкого района Кемеровской области случился пожар в доме Юрия Кастаракова. Через месяц, 29 декабря, там же сгорел дом Владимира Токмагашева. Люди не пострадали, но дома были сильно повреждены. В течение следующих трех месяцев в поселке сгорело еще три дома. Эти пожары оказались не случайными.

Казас – место традиционного проживания коренного народа шорцев 1Шорцы — коренной малочисленный народ Сибири, который проживает преимущественно на юге Кемеровской области. По данным переписи населения 2010 года, шорцев около 12 000 человек., а в нескольких сотнях метров находится место добычи угля. Владельцы сгоревших пяти домов были последними жителями Казаса, которые отказывались продавать дома и землю угольной компании «Южная». После поджогов поселок фактически перестал существовать. Никакой компенсации жители не получили. Активисты, боровшиеся против уничтожения поселка – Яна и Владислав Таннагашевы – были вынуждены покинуть Россию из-за угроз со стороны органов власти и представителей угольных компаний.

Ситуация вокруг поселка Казас не уникальная. В России 47 официально признанных коренных малочисленных народов, чьи права гарантированы Конституцией и российским законодательством. Важнейшие – право на использование и сохранение традиционных земель и на участие в принятии решений, которые затрагивают интересы коренных народов. Большинство коренных народов проживают в Сибири, на Севере и Дальнем Востоке, на территориях, богатых полезными ископаемыми: углем (Кемеровская область), нефтью и газом (Ямало-Ненецкий автономный округ); биоресурсами, например рыбой (Камчатка, Хабаровский край). Сегодня освоение полезных ископаемых приводит к уничтожению традиционных мест проживания и ведения хозяйственной деятельности коренных народов. Они вынуждены переселяться в города, отказываться от традиционного образа жизни, обычаев, культуры. Представители коренных народов называют происходящее этноцидом.

Рыжие облака после взрыва на разрезе накрывают поселок Казас. Фото: Нэлли Токмагашева

В Кемеровской области производится более 60% российского угля. Добыча чаще всего ведется открытым способом: добывающие компании взрывают горную массу, чтобы добраться до месторождений угля. В результате взрывов получаются разрезы – огромные карьеры, подобные на лунные кратеры, из которых добывается уголь. Отработанная порода не засыпается обратно, но складируется в отвалы. Такой способ добычи угля ведет к опустыниванию территорий и загрязнению окружающей среды – воздуха, воды, почвы. Международные правозащитные организации констатируют, что такой способ добычи угля совершенно устарел и наносит природе и людям непоправимый вред.

Добыча угля вблизи поселка Казас началась еще с 1970-х. В 1971 был открыт разрез «Сибиргинский», и из-за этого был снесен шорский поселок Курья. Началось уничтожение местных гор – священных для шорцев и тайги, где они вели традиционную охоту и сбор дикоросов. Тогда же у жителей Казаса были изъяты два крупных сенокосных угодья для угледобывающей компании. Позже были открыты 8-й участок разреза «Междуреченский» и 3-й участок разреза «Красногорский». Из-за разработки этих разрезов стала загрязняться и сильно обмелела река Казас. В ней практически перестала водиться рыба. Рыбная ловля – другой традиционный способ обеспечения шорцев – сошел на нет.

С 2010 года угольная компания «Южная», разрез «Береговой», которая входит в холдинг «Сибуглемет», начала работы недалеко от поселка Казас. В 2012 году ввели в эксплуатацию угольный разрез «Кийзасский» («Восток-уголь») рядом с другой шорской деревней Чувашка, угле-погрузочная станчий которого находится на территории еще одного шорского поселка Бородино. Но вернемся к Казасу: на въезде в поселок угольная компания установила пункт пропуска, въезд в поселок осуществлялся только после личного досмотра и предъявления документов. Вода в реке стала непригодной для питья. От постоянных взрывов на месторождениях угля стали трескаться стены домов и фундаменты, оконные стекла. После каждого взрыва облако ядовитых осадков опускалось на поселок. Угольная пыль постоянно оседала в домах, на приусадебных участках, воздух стал загрязненным. Жители жаловались и на постоянный шум, который стоял из-за работы тяжелей техники. Вести традиционный шорский сельский образ жизни стало невозможно.

В 2012 году была взорвана священная гора шорцев Карагай-Ляш, на которой жители деревни исполняли свои обряды и дух которой считался хранителем поселка.

Вид на угольный карьер. Фото: Нэлли Токмагашева

Летом 2012 года администрация Мысков заключила соглашение с компанией «Южная», в котором среди прочего было положение о координации действий по уничтожению поселка Казас и выселению жителей. В конце 2012 года компания стала требовать у жителей продать свои дома и землю. Людей по одному вызывали в городскую администрацию, а там уговорами и угрозами заставляли отказываться от собственности. При этом цена, которую предлагала компания, была в 10 раз меньше рыночной. В декабре 2012 года чуть больше половины казасинцев пригласили на сход в Городской центр культуры, якобы для обсуждения переселения. Но на повестку дня поставили вопрос об ликвидации поселка. На участников оказывалось давление, их торопили с принятием решения, не провели индивидуальные консультации. В итоге большинство участников проголосовали за уничтожение поселка. Однако это решение сложно назвать легитимным из-за нарушения процедуры и отсутствия половины жителей поселка. Позже, в 2015 году, представители Администрации г.Мыски официально заявили, что они ничего не знают ни про сход, ни кто его организовывал и вообще был ли он. Угольная компания «Южная» также отказалась от того, что она организовывала данный сход.

В 2013 году Мысковский совет народных депутатов принял решение о переселении поселка Казас. При этом согласие от имени шорцев дало городское общественное движение «Шория», созданное за пару месяцев до этого. Сами шорцы выразили несогласие с решением и опровергли то, что движение «Шория» представляет их интересы. В начале ноября 2013 года генеральный директор УК «Южная» Ильгис Халимов угрожал жителям деревни и спрашивал не боятся ли они, что с их домами может что-то случиться. Все это закончилось поджогами домов тех людей, которые отказались их продавать. Один дом был разрушен бульдозером и вывезен.

Летом 2013 года в Казасе начался снос домов, выкупленных «Южной». Весной 2014 года угольная компания за бесценок купила здание сельского совета. Тогда же из поселка были украдены мосты и трубы коммуникаций. По этим фактам возбуждены уголовные дела, но расследование не ведется, злоумышленники не найдены.

Яна Таннагашева у контрольно-пропускного пункта в поселок Казас

Жители посёлка Казас не раз заявляли о том, что ни угольные компании, ни органы власти ни в какой форме не спрашивали их разрешения добывать уголь вблизи посёлка. В 2014 году Мысковский совет народных депутатов обсудил перемещение поселка Казас в более подходящее место и предложил земли в районе поселка Турала. Но казасцы отказались: предложенные земли непригодны для проживания. В 2012-2014 гг. глава города не раз говорил о полном переселении поселка, но новые дома так и не были построены. Шорцы подавали жалобы на действия «Южной» и «Сибуглемета» во все возможные инстанции: обращались к главе округа Мыски, к руководству Кемеровской области, в Администрацию президента, в Государственную Думу и Уполномоченному по правам человека. По их словам, отовсюду они получали формальные ответы, а деятельность угольной компании продолжается.

На сегодняшний день поселок фактически уничтожен. Въезд на территорию поселка запрещен, сотрудники угольной компании отказывают в проезде на эту территорию. Кладбище осталось на территории бывшей деревни, и жители поселка не могут его беспрепятственно посещать.

В 2016 году шорские активисты Владислав и Яна Таннагашевы сообщили о катастрофической ситуации в Казасе через механизмы ООН. Сразу после этого им стали поступать угрозы от ФСБ и полиции, Владислава вызывали на «беседы», шантажировали, за семьей начали следить неизвестные. Яне угрожали, что она останется вдовой, ее уволили из школы, где она работала. После поездки активистов в Женеву в 2017 году угрозы только усилились, началась слежка за детьми. В 2018 году Яна и Владислав были вынуждены покинуть Россию ради безопасности своих детей.

После обращений Комитет ООН по ликвидации расовой дискриминации выразил обеспокоенность ситуацией и вынес рекомендации правительству России: в тесной консультации с шорским народом восстановить нарушенные права – предоставить компенсацию за утрату земель и домов, обеспечить доступ к родоплеменным землям и кладбищу; соблюдать принцип свободного, предварительного и осознанного согласия во всех решениях, затрагивающих шорский народ. На сегодня правительство не выполнило этих рекомендаций.

В соседних с Казасом шорских поселках такая же ситуация. Жители Бородино и Чувашка боятся уничтожения и их поселков. Они неоднократно протестовали против строительства разреза «Кийзасский», и специалисты Роспотребнадзора в своих документах подтвердили, что разрез представляет угрозу жизни и здоровью граждан. В документах экологической экспертизы разреза «Кийзасский» содержится информация о том, что 100% принявших в опросе жителей высказались против строительства этого предприятия. Коренные жители посёлка Чувашка в течение пяти месяцев 2013 года ежедневно стояли в одиночных пикетах с протестом у администрации города. Несмотря на это, объект был построен, добыча угля продолжается.

Мост по дороге в Казас: десятки таких машин ездят ежедневно . Фото: Нэлли Токмагашева.

Телеуты, другой коренной малочисленный народ Кемеровской области, которых чуть более 2 тысяч человек, утратили исконную среду обитания в результате деятельности угольных компаний. Жители поселков Беково, Шанда, Разрез 14-й км, деревни Телеуты находятся в условиях экологической катастрофы и угрозы их выживанию.

В августе 2018 года президент РФ Владимир Путин заявил, что поставки угля на экспорт необходимо увеличивать. Правительство Кемеровской области планирует к 2035 году увеличить добычу угля более чем на 50%. Сегодня государство полностью заняло сторону промышленных компаний, которые шаг за шагом уничтожают традиционные места проживания и ведения хозяйственной деятельности коренных народов, что угрожает существованию и самих людей, их культуры и языков.

Евгения Андреюк 

this post is also available in: Английский
  • ежемесячная рассылка

    все новости, публикации, видео одним письмом в месяц