Юридическая консультация: Механизмы обжалования решения судов о выдворении и помещении в центр содержания иностранных граждан

13.01.2011

В прошлом выпуске мы дали некоторые рекомендации по обжалованию решений о выдворении и помещении в Центр содержания иностранных граждан для выдворения с использованием механизмов Европейского Суда по правам человека.

Но до обращения в Страсбург необходимо исчерпать средства национальной правовой защиты, то есть пройти процедуру обжалования постановления о выдворении в кассационном порядке — подать жалобу на постановление по делу об административном правонарушении в суд второй инстанции (например, Санкт-Петербургский городской или Ленинградский областной суд). Необходимо отметить, что подача жалобы в суд второй инстанции является довольно эффективным средством правовой защиты, так как в большинстве случаев она приводит к отмене или изменению постановления о выдворении и освобождению задержанного. Если же постановление по делу не будет изменено или отменено, кассационное решение суда второй инстанции станет окончательным решением по делу для обращения в Страсбург. Срок подачи жалобы составляет 6 месяцев с момента вынесения решения в суде второй инстанции. Подача жалобы в порядке надзора в настоящее время не рассматривается Европейским Судом в качестве эффективного средства правовой защиты и поэтому не требуется для обращения в ЕСПЧ, хотя в ряде случаев также может привести к положительному для заявителей решению.

Проблемой является короткий срок обжалования постановления по делу об административном правонарушении в кассационном порядке, который, в соответствии со ст.30.3 КоАП РФ, составляет 10 суток и часто пропускается. Ведь задержанные лишены «права на звонок»; они не владеют языком судопроизводства, а в ряде случаев им не разъясняются права и возможности обжалования постановления; их родственники не оповещаются о задержании; не предоставляется бесплатная юридическая помощь.

Однако все выше перечисленные причины (отсутствие перевода постановления на родной язык заявителя, неуказание в постановлении на возможность обжалования, неразъяснение самой процедуры обжалования, невручение задержанному копии постановления по делу, отсутствие связи с адвокатом) могут считаться уважительными, а пропущенный по уважительным причинам срок для обжалования постановления по делу об административном правонарушении может быть восстановлен в соответствии со с ч.2 ст.30.3 КоАП РФ.

При помещении в Центр для выдворения, то есть при ограничении свободы заявителя, каждый задержанный должен иметь, как минимум, следующие права:

— задержание должно соответствовать национальному законодательству, т.е. быть законным. Необходимым требованием при этом является правомерность заключения под стражу с соблюдением установленного законом порядка, предусмотренного как национальным законодательством, так и соответствующего назначению статьи 5.1 «f» Европейской Конвенции. Обязанность государства при этом соблюдать как нормы материального так и процессуального национального права;

— задержание на срок более 48 часов должно осуществляться только на основании судебного решения (ст. 22 Конституции РФ, ст. 9.3 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 8.3 Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой Верховным Советом РСФСР 22.11.1991, ст.5.3 Минской Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека от 26.05.1995, ст.5.3 Конвенции);

— право на ознакомление с материалами дела о выдворении и снятие ксерокопий с них;

— право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности заключения под стражу и на освобождение, если заключение под стражу судом признано незаконным (право на обжалование постановления в судебном порядке);

— право выступать в суде на родном языке, пользоваться услугами переводчика;

— право пользоваться услугами адвоката или допущенного судом представителя, защитник должен быть допущен с момента задержания или с момента составления протокола об административном правонарушении (если лицо не задержано);

— право на свидания с защитником наедине без ограничения продолжительности и количества свиданий;

— право на компенсацию, если задержание и содержание в Центре для выдворения судом были признаны незаконными.

Теперь поговорим об основаниях для отмены постановления по делу об административном правонарушении в суде второй инстанции. В соответствии со ст. 29.10 КоАП РФ, судом должно быть установлено событие административного правонарушения, в том числе время, место и обстоятельства его совершения, а также в постановлении должно содержаться четкое указание на наличие события и состава правонарушения, т.е. сведения о том, какое именно правонарушение было совершено и в чем оно выражалось. Например, решение по делу было отменено в Санкт-Петербургском городском суде по той причине, что суд первой инстанции указал: «Признать виновной в совершении ст.18.8 КоАП РФ», но в постановлении не было конкретизировано, в чем именно выразилось данное правонарушение, подпадающие под санкцию ст.18.8 КоАП РФ.

Основанием для отмены постановления является и то, что в решении только перечислены доказательства, однако они не исследованы судом и при этом не указано, как суд оценивал те или иные доказательства по делу. Например, если в постановлении указано, что вина заявителя подтверждается протоколом об административном правонарушении, протоколом о доставлении лица, объяснениями задержанного, однако не мотивировано и не исследовано, каким образом данные доказательства устанавливают виновность (или невиновность) заявителя.

Еще одно основание для отмены постановления касается мотивации выдворения. Санкция ч.1 ст.18.8 КоАП РФ в качестве административного наказания предусматривает наложение административного штрафа в размере от двух до пяти тысяч рублей с административным выдворением за пределы Российской Федерации или без такового (в ред. Федерального Закона от 22.06.2007 № 116-ФЗ). Поскольку административное выдворение в ст.18.8 КоАП РФ установлено в качестве дополнительного наказания, которое может быть назначено правонарушителю помимо основного (штрафа), необходимость его применения, во всяком случае, должна была быть мотивирована судьей. Однако в постановлениях судов часто не приводится мотивов назначения дополнительного наказания в качестве выдворения, что нарушает требование указанной статьи.

Судами первой инстанции также игнорируется норма ч. 1 ст. 32.10 КоАП РФ, которая предусматривает исполнения постановления о выдворении путем контролируемого самостоятельного выезда из РФ, то есть без помещения в Центр для содержания иностранных граждан. Судами не устанавливается то обстоятельство, что заявители в ряде случаев готовы выехать добровольно и самостоятельно за собственные денежные средства, поэтому заключение их в Центр необоснованно.

В постановлении суда, как правило, не указывают срок, в течение которого свобода заявителя может быть ограничена, что нарушает принцип правовой определенности, поскольку годичный срок, в течение которого постановление о выдворении может быть исполнено, и, соответственно, свобода заявителя ограничена, является слишком длительным.  В связи с этим мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении — помещение в Центр — превращается в наказание, несоразмерное тяжести совершенного административного правонарушения.

Из ст.22 Конституции РФ во взаимосвязи с ее ст.55 (части 2 и 3) следует, что задержание на неопределенный срок не может рассматриваться как допустимое ограничение права каждого на свободу и личную неприкосновенность и, по сути, является умалением этого права. Поэтому задержание на неопределенный срок, как указано в Постановлении Конституционного Суда РФ № 6-П от 17.02.1998 по делу Яхья Дашти Гафура, не должно рассматриваться как задержание на неопределенный срок даже тогда, когда решение вопроса о выдворении лица может затянуться в силу того, что ни одно государство не соглашается принять выдворяемое лицо. В противном случае задержание как необходимая мера по обеспечению выполнения решения о выдворении превращалась бы в самостоятельный вид наказания, не предусмотренный законодательством РФ и противоречащий указанным нормам конституции РФ.

Выдворение также не допускается, если в стране происхождения лицо будет подвергнуто пыткам, иному бесчеловечному обращению и наказанию в нарушение ст.3 Европейской Конвенции.

Европейским Судом было указано, что «Государства-участники Конвенции имеют право, и это признано международным правом, при условии соблюдения договорных обязательств, включая обязательства по настоящей Конвенции, осуществлять контроль за въездом иностранных граждан в свою страну, их проживания в ней и их высылкой из страны. … Однако в практике Суда четко установлено, что высылка государством-участником Конвенции может привести к нарушению статьи 3, и, следовательно, повлечь за собой ответственность данного государства в тех случаях, когда имеются веские основания полагать, что лицо, о котором идет речь, в случае его высылки столкнется в государстве, куда будет выслано, с реальным риском подвергнуться обращению, противоречащему статье 3 Конвенции. При таких обстоятельствах в статье 3 имплицитно содержится обязательство не высылать данное лицо в эту страну» (пп.73-74 Решения от 15.11.1996 по делу «Чахал против Соединенного Королевства»; п.п. 91 Решения от 07.07.1989 по делу «Серинг против Соединенного Королевства»).

Норма о том, что выдворение или выдача в страну не допускается, если есть серьезные основания полагать, что выдворяемое (экстрадируемое) лицо может там стать жертвой применения пыток или бесчеловечного обращения и наказания, носит абсолютный характер и никоим образом не зависит от поведения заявителя, его отрицательных характеристик, опасности для принимающей страны и других факторов. Статья 3 ЕКПЧ не знает исключений, а статья 15 не допускает отступления от нее в период войны или иного чрезвычайного положения. ЕСПЧ неоднократно подчеркивал, что ему хорошо известно об очень больших трудностях, с которыми сталкиваются государства в современный период, защищая свое население от террористического насилия. Вместе с тем, даже в этих обстоятельствах, ст. 3 ЕКПЧ в абсолютных формулировках запрещает пытки либо негуманное и унижающее достоинство обращение или наказание, вне зависимости от поведения экстрадируемого лица. Таким образом, в свете абсолютного запрета пыток, деятельность этого лица, какой бы нежелательной или опасной она ни была, не может ставить под вопрос абсолютный запрет на применение пыток («Саади против Италии» № 37201/06, 28.02.2008, «Исмоилов и др. против России» № 2947/06, 24.04.2008).

В случае если выдворение (выдача) в страну происхождения создает серьезную угрозу для жизни и здоровья заявителя и может повлечь необратимые для заявителя последствия или имеется существенный риск пыток или жестокого обращения с ним, что может повлечь нарушение ст. 2 или ст. 3 Конвенции, возможно обращение в Европейский Суд по ускоренной процедуре согласно Правилу № 39 Регламента Европейского Суда для принятия Судом срочных «предварительных» мер. Такое прошение может быть направлено срочной почтой или по факсу Суда (00 33 (0) 3 88 41 39 00) с приложением всех необходимых документов и с обоснованием позиции по недопустимости обращения. Просьба о применении Правила № 39 должна быть направлена после получения окончательного решения о выдворении, т.е. кассационного решения суда второй инстанции, а в делах по экстрадиции — после получения решения Верховного Суда РФ.

Прошение должно быть ясно озаглавлено «Rool № 39 Urgent» (Правило № 39 Срочно!), и непосредственно после подачи такого прошения или не позднее чем в течение 1 месяца после его подачи необходимо направить в ЕСПЧ заполненный формуляр жалобы. В прошении необходимо указать, каким образом были исчерпаны внутренние средства правовой защиты, и представить окончательное решение по делу. Важно приложить всю относящуюся к делу документацию, в том числе документы национальных судов, а также любые документы, аргументирующие наличие риска для жизни заявителя или жестокого обращения с ним. Это могут быть документы общего характера о ситуации в стране происхождения, например отчеты УВКБ ООН, Международной Амнистии, Human Rights Watch, других НПО. Важно, чтобы указанная информация подтверждала степень риска для конкретного заявителя.

Предварительные меры ЕСПЧ предоставлял по многим, в том числе российским, делам, касающимся выдачи или выдворения, например, «Шамаев и другие против Грузии и России», чтобы предотвратить экстрадицию 11 чеченцев из Грузии в Россию; «Исмоилов и другие против России» по выдворению в Узбекистан 10 граждан Узбекистана; «Рябикин против России» и «Колесник против России» по выдаче заявителей в Туркменистан; «Муминов против России» по выдворению в Узбекистан..

В случае удовлетворения прошения по Правилу № 39 Суд немедленно (от 1 до 5 дней) ставит в известность правительство России и при этом указывает правительству, какие предварительные меры оно должно осуществить, например запрет на выдворение (выдачу) заявителя в страну исхода. Также Суд уведомляет заявителя или его адвоката о применении Правила № 39.

В результате «любое государство-участник Конвенции, которому указаны предварительные меры с целью избежать причинения непоправимого вреда жертве предполагаемого нарушения, должно подчиняться этим мерам и воздержаться от любого действия или бездействия, которые могут подорвать авторитетность и эффективность  решения» (Решение по делу «Matatkulov and Abdurasulovic v. Turkey» №№ 46827/99 и 46951/99 от 06.02.2003).

Выдворение (депортация) в нарушение принципа единства семьи также может привести к нарушению ст.8 Европейской Конвенции (права на семейную жизнь): «Каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни, неприкосновенности его жилища и тайны корреспонденции. Не допускается вмешательство со стороны государственных органов в осуществление этого права, за исключением вмешательства, предусмотренного законом и необходимого в демократическом обществе в интересах государственной безопасности и общественного спокойствия, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц».

В пункте 2 статьи 8 Европейской Конвенции указаны правомерные цели, в результате которых государственные органы вправе вмешаться в осуществление человеком и гражданином права на уважение личной и семейной жизни. Согласно данной правовой норме, вмешательство государственных органов в осуществление права на уважение личной и семейной жизни допускается только в случае, предусмотренном законом, когда это необходимо в интересах государственной безопасности и общественного спокойствия, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Согласно сложившейся практике, необходимость вмешательства в личную и семейную жизнь должна основываться на насущной потребности общества и быть соразмерной правомерной цели, преследуемой государственными органами. Принцип единства семьи положен в основу ряда решений Европейского Суда по правам человека, а именно: «Беррехаб против Нидерландов» от 21.06.1998; «Бельджуди против Франции» от 26.04.1992 (Серия А, т.234-А); «Мустаким против Бельгии» от 18.02.1991 (Серия А, т.193); «Насри против Франции» от 13.07.1995 (Серия А, т.320-В), «Закаев и Сафанова против России» от 11.02.2010. Данными судебными решениями выдворение названных граждан признано противоречащим статье 8 Конвенции.

Таким образом, использование национальных процедур и механизмов Европейского Суда являются эффективными средствами защиты от необоснованного выдворения в страны исхода и должны учитываться при принятии решения о выдворении во избежание нарушения норм как российского законодательства, так и статей 3 и 8 Европейской Конвенции.

Ольга Цейтлина

Все отчеты Все публикации