Рождение и смерть в Центре содержания иностранцев в России

05.08.2019
this post is also available in: Английский

В крошечной 8-10-метровой комнате с серыми стенами стоят 4 кровати. Свободного места почти нет. Душ и туалет здесь же, в этой же комнате, отделены шторкой. Солнечный свет проникает в комнату через решетку. Это Центр для временного содержания иностранных граждан (ЦВСИГ), который стал стал первым домом для новорожденного Наботова и последним – для серьезно больного Вепхвии Сордии.

Лишение свободы иностранцев и лиц без гражданства с целью выдворения – повседневная и жестокая практика в России. Такое задержание само по себе превращается в наказание. Несмотря на то, что Европейский суд по правам человека признал серьезные нарушения прав человека в этой практике, законодательство и его имплементация остаются бесчеловечными.

В России решение о нарушении миграционных правил и/или нежелательности пребывания или проживания иностранных граждан и лиц без гражданства может быть принято не только судом, но и разными государственными органами, включая МИД, МВД, ФСБ, Минюст. В случаях, когда выдворение осуществляется принудительно, до выдворения/депортации люди содержатся в ЦВСИГ. В РФ действуют 81 ЦВСИГ, которые рассчитаны суммарно примерно на 8000 человек, но многие из этих учреждений переполнены.

Лишение иностранцев свободы зачастую сопровождаются нарушениями норм национального и международного законодательства. ЦВСИГи стали местами, куда можно быстро «запрятать» иностранца в любой ситуации, несмотря на его физическое состояние и семейное положение.

Так, одним из грубых нарушений прав человека в последние годы стал случай задержания беременной на 9-м месяце гражданки Узбекистана Дилафруз Наботовой. ЦВСИГ стал первым домом ее новорожденного ребенка. 7 сентября 2015 года сотрудники ФМС Санкт-Петербурга задержали беременную Дилафруз и двух ее детей – 8-летнего Сарварбека и 7-летнюю Махбубу, которые были разлучены с матерью и отправлены в приют «Транзит». Через две недели после задержания, 20 сентября, Наботова родила сына в роддоме №16, и через пять дней ее вместе с младенцем отправили обратно в ЦВСИГ. Три недели спустя, 15 октября 2015 года, Наботову выдворили из страны с младенцем. Она отказывалась уезжать без двух старших детей, и сотрудники миграционной службы угрожали ей, что отберут у нее и новорожденного ребенка, если она не согласится покинуть Россию. Двое малолетних детей больше трех месяцев были разлучены с матерью и позже также были выдворены в сопровождении сотрудников детского приюта.

Дилафруз была задержана, несмотря на то, что российское законодательство запрещает административное задержание беременных женщин и матерей детей до 14 лет (ст.3.9, ч.2 КоАП). Кроме того, в ЦВСИГ отсутствуют минимальные условия для содержания беременных женщин, детей, а тем более рожениц и кормящих матерей с грудными детьми – нет столовой, оборудованного место для регулярных прогулок, игровых комнат, библиотеки, не оказывается необходимая медицинская помощь.

ЦВСИГ в Санкт-Петербурге, где содержалась Дилафруз Наботова, рассчитан на 336 мест, и часто, как и подобные учреждения в других регионах, бывает переполнен. Иногда в камерах находится душевая и туалет, которые отделены от жилого пространства лишь занавеской и перегородкой. На одного узника приходится 2,5 м. жилой площади, в комнатах 8-10 кв.метров содержится по 4 человека минимум. В некоторых камерах санкт-петербургского ЦВСИГ нет раковин и доступа к питьевой воде. На таких этажах находится всего один туалет и один душ, которыми пользуются несколько десятков человек. Из-за отсутствия дезинфекции и элементарной санитарии по камерам и другим бегают мыши. Заключенные горько шутят, что только мыши и пользуются полной свободой в ЦВСИГ.

Кроме иностранных граждан, в ЦВСИГах содержат и лиц без гражданства. Их тоже обвиняют в нарушении миграционного законодательства. Но выдворить их никуда невозможно, поэтому их заключение бессмысленно – при этом апатриды проводят за решеткой месяцы и даже годы. По истечении двух лет, которые отводятся на исполнение административного решения, их отпускают, но они рискуют снова быть задержанными – документов им не выдают, покинуть Россию они не могут и, с точки зрения российского законодательства, они продолжают нарушать закон. Заключение для апатридов становится бессрочным наказанием. Для некоторых оно длится до конца жизни.

8 октября 2016 года в больнице в Санкт-Петербурге умер Вепхвия Сордия. В России он жил с 1998 года, но у него не было никакого гражданства, и за это он провел более полутора лет в заключении. В 2015 году он был задержан и помещен в ЦВСИГ за «нарушение миграционного режима». Через полгода он был освобожден по решению суда и оштрафован на 5000 рублей. Суд постановил заменить выдворение из РФ на «самостоятельный контролируемый выезд», однако покинуть территорию РФ без документов он не мог. В 2016 году он был повторно задержан и направлен в ЦВСИГ в связи с невыполнением невыполнимого решения суда.

За время заключения здоровье Сордия резко ухудшилось, обострились тяжелые хронические заболевания, он постоянно страдал от физической боли. В стационарном лечении ему отказали, а в ЦВСИГ отсутствует даже элементарная медицинская помощь, так что никакого лечения Сордия не получал. 16 августа 2016 года городской суд Санкт-Петербурга отказал ему в освобождении из-за состояния здоровья. Ничего не изменилось даже после вмешательства Европейского Суда по правам человека. В итоге Сордия отпустили и направили в больницу только когда уже стало ясно, что жить ему остается несколько часов.

В деле «Ким против России» ЕСПЧ признал нарушением Европейской Конвенции лишение свободы лица без гражданства, а условия содержания в СУВСИГе1Специальное учреждение временного содержания иностранных граждан — название ЦВСИГ в период 2012-2016 гг Санкт-Петербурга были признаны «бесчеловечными», от РФ потребовали принятия «общих мер» для того, чтобы избежать нарушения прав лиц без гражданства в будущем (дело «Ким против РФ», решение 2014 г.).

До сих пор на государственном уровне Россия не приняла никаких мер для изменения ситуации – ни в плане изменения условий в ЦВСИГ, ни для искоренения пробелов в законодательстве. И пока что описанные выше ситуации будут продолжать происходить — люди будут рождаться и умирать в заключении только из-за отсутствия у них документов.

Евгения АНДРЕЮК,
перевод, впервые опубликовано на английском на Migrant Voice

Все отчеты Все публикации