Государственное недоверие

12.01.2018
This post is also available in: Английский

С начала 2018 года начали действовать (или, наоборот, были отменены) различные государственные запреты. Так, сайт «Альтернативные новости Туркменистана» сообщает о том, что власти страны запретили женщинам садиться за руль: «Работники дорожной полиции изымают у водительниц права, а машины отправляют на штрафные стоянки». Запрет этот, судя по сообщению Туркменской редакции Радио Свобода, непонятным образом увязывается с запретом на темные и черные машины: «На автомобили черного цвета запрет полный. В Ашхабаде с улиц исчезли также и машины темных цветов, например, «мокрый асфальт». Владельцам таких авто говорят, что ездить теперь нельзя, нужно перекрашивать». При этом оказалось, что еще в 2015 году в Туркмению запретили ввоз темных машин, и тогда, якобы, запрету давалось мистическое объяснение: «Работники таможни лишь отвечали, что нужно покупать белые машины, так как «белый цвет приносит удачу». Белый – любимый цвет президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова, который верит в приметы и суеверия».

Запреты 2018 года связаны с печальной туркменской статисткой дорожно-транспортных происшествий, которую, видимо, решено исправить, запретив черное и женщин. То есть запреты носят «защитительный характер», что, согласно некоторым судебным решениям, «не является дискриминацией». Смешно? Как посмотреть – нам, может, кажется, что приносящий удачу цвет не спасет от аварии плохого шофера, может быть, мы даже считаем, что и пол шофера не имеет значения, но власти сами решают, как «защищать» своих граждан.

Грустно, что с властями при этом часто согласны и граждане тех стран, где процветают государственные запреты. В России, Азербайджане, Беларуси, Молдове и во всех странах Центральной Азии женщинам запрещено водить грузовики и автобусы с числом пассажиров более 15 человек. Далеко ли все эти страны ушли от постановлений туркменского правительства: те запрещают садиться женщинам за руль, эти – только за руль определенных видов транспорта, но принцип-то ведь похожий! Власти «лучше знают», что можно и чего нельзя делать. Но стоит поднять вопрос о дискриминационном характере этих ограничений прав женщин, как самые разные инстанции – от Конституционного суда России до независимых профсоюзов Беларуси – заявляют о полезной «защитной» функции запретов. При этом они не желают признать право женщин самих решать, хотят ли они насильственной «защиты» или хотят самореализации. Уполномоченной по правам человека заявляет: наш профессиональный выбор ограничен перечнем запрещенных для женщин профессий (постановление Правительства РФ от 25 февраля 2000 г. №162 «Об утверждении перечня тяжелых работ и работ с вредными или опасными условиями труда, при выполнении которых запрещается применение труда женщин»).

Позиция женщин-профессионалов изложена в открытым письме:

«Среди запрещенных профессий – водители грузового многотоннажного транспорта на большие дистанции, водители междугородних автобусов, электропоездов и поездов метро, матросы и механики кораблей; запрещены и некоторые виды типографских работ, многие другие виды деятельности. Мы считаем эти ограничения дискриминационными, противоречащими нашему конституционному праву на равенство с мужчинами… Для нас выбранная работа – источник заработка и любимое, интересное дело. Дело, в котором мы можем реализоваться не хуже мужчин, что по опыту известно и нам, и нашим работодателям».

Хорошая новость пришла в канун 2018 года из Украины – в этой стране подписан Указ об отмене перечня «работ, при выполнении которых запрещается труд женщин» (небольшое исключение касается подземных работ – запреты на них Украина тоже планирует отменить, но для этого нужно сперва частично денонсировать Конвенцию Международной организации труда 1935 года, запрещающую работу женщин в шахтах). Украина сделала решительный шаг по преодолению «защитительной» дискриминации, которую многие страны унаследовали от советских законов. Мир не стоит на месте, но и прогресс неочевиден: в Саудовской Аравии разрешили женщинам водить машины, а в Туркменистане зато запретили… В России суд признал дискриминацией «с точки зрения международного права» запрет женщине работать рулевыми-мотористками, но этот же суд отказался обязать работодателя принять заявительницу на работу – тем самым, дискриминация сохранилась.

Признание гендерной дискриминации российским судом – событие значимое, тем более что основано оно было на решении Комитета ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин, указавшего, что само существование запрещенных профессий для женщин нарушает принцип равенства полов. Но мало признать дискриминацию – необходимо ее устранить, не только отменить запреты, но и обеспечить реальную возможность женщинам работать по избранным специальностям, информировать их о возможности трудоустройства, принимать меры по увеличению количества женщин, занятых в профессиях, которые ранее считались «мужскими».

От заявлений о равенстве до реальных равных возможностей – большой путь. Во многих сферах эти декларации не только не соответствуют реальности, но и противоречат законам, поражающим граждан в их важнейших правах. Закон позволяет правительству России ежегодно принимать решения по ограничению права на работу в стране иностранцев, а главам субъектов Федерации дает право «устанавливать запрет на привлечение хозяйствующими субъектами… иностранных граждан, осуществляющих трудовую деятельность на основании патентов». Применяется это право произвольно – с нового года в России запретили всем иностранцам работать продавцами в аптеках. На региональном уровне отличилась Новосибирская область, где к множеству уже существующих запретов добавились ограничения на торговлю продуктами питания в киосках и «передвижных лавках».

Местные власти склонны объяснять запреты защитой рынка труда и «в какой-то мере задачами обеспечения национальной безопасности». Какая связь между торговлей едой (работа иностранцев продавцами на рынках уже давно запрещена в России повсеместно) и национальной безопасностью?! Почему продавать лекарства в аптеках нельзя иностранцам (а ведь эта работа в любом случае требует высокой квалификации и диплома фармацевта)? У этих запретов нет настоящих объяснений, есть лишь намеки на «государственное недоверие». Невольно вспоминается немец-аптекарь из мрачной оперы «Царская невеста» и другие, не столь отдаленные во времени, подозрения в адрес инородцев-отравителей.

Любые поражения каких-то категорий граждан в правах должны иметь четкое, научно обоснованное, логичное объяснение (скажем, запрет водить машину тем, кто испытывает проблемы со зрением), в противном случае – это государственная дискриминация. Нет научных данных о том, что белый цвет лучше черного, нет их и о том, что женщины хуже водят любой пассажирский или грузовой транспорт, чем мужчины, что женщины хуже мужчин работают в шахтах или в типографиях. Защита рынка труда или национальная безопасность – тоже не очевидные вещи, которыми можно объяснять любые нелепые запреты. Нужно доказывать, что именно в аптеках и на рынках возник избыток желающих работать граждан РФ, или чем именно опасна продажа еды иностранцами в «передвижных лавках». А просто принять закон о том, что начальство «имеет право устанавливать запрет», и потом им пользоваться как бог на душу положит (или как захочется, исходя из своих стереотипов и суеверий) в правовом государстве недопустимо.

Стефания КУЛАЕВА, впервые опубликовано в блоге Радио Свобода

Фото — стопкадр из д/ф «Работницы» реж. Татьяна Чистова

Все отчеты Все публикации